Эта история случилась в роддоме… Мы считаем этот случай победой всей нашей бригады…

Эта история случилась в нашем роддоме.

Мне позвонили, когда я вела прием в женской консультации и сообщили, что у нас самообращение. Привезли женщину с рубцами после кесарева сечения и с сильнейшими болями. Прибежала через несколько минут, смотрю, а в приемном отделении лежит уже посеревшая беременная.

Начала осмотр прямо на месте, вижу, матка плотная, болезненная, а части плода не определяются четким образом. Кроме того, сердечные тоны плода прослушиваются не четко. Непонятно, или у ребенка брадикардия или у мамы тахикардия.

К счастью вспомнила, что неделю назад эта женщина обращалась ко мне и она действительно перенесла 2 кесаревых сечения.

— Живот болит, — жалуется пациентка — Ездили к родне на машине, видно, растрясло.

— Давление какое? — спрашиваю у акушерок.

— Сто на шестьдесят.

— Быстро перекладывайте женщину на носилки и на руках несите в хирургию.

— Да она же только что сама пришла!

— Делайте как сказала, мужа позовите, пусть поможет, — рявкнула я, и бросилась звонить в хирургию. Объяснила, что у нас разрыв матки по рубцу. В хирургии нас уже встречали. Врач замерил пульс, оценил хабитус и спрашивает меня тихо:

— Идем на ребенка, или на маму?

— Да ты что говоришь! Какой ребенок!? Нам бы мать спасти!

— Понятно, — ответил хирург.

Я тем временем позвала ассистента, сама вымылась и бегом в операционную. Когда вскрыли, увидели, что в рану корпорально разорвавшейся матки смотрит уже полностью отслоившаяся плацента. При этом, ее нижний край полностью врос в рубец, а в брюшной полости скопилось 500 мл темной крови.

— Андрей, помогай мне! Я боюсь, — прошептала я ассистенту.

— Давай вместе – говорит он и начинает осторожно, одним пальцем, отводить плаценту от края раны. В общем, отвели мы плаценту, вскрыли пузырь и извлекли белого, как лист ватмана, ребенка.

— Жалко, не успели — проговорил хирург, рассматривая малыша без признаков жизни.

— Весь выкровился. Но, может, можно что-то сделать! — слезно попросила я и посмотрела на молодого неонатолога, который впервые столкнулся с таким случаем.

А мы продолжали работать, делая ненавистную экстирпацию. Через несколько минут матку можно было откидывать. И тут мы услышали слабый писк. Наверное, показалось. Но нет, писк перешёл в уверенный детский плач.  — Неужели живой!? — изумились мы, — Это новорожденный плачет?

— Вы же говорили, что я волшебник? — пошутил уставший хирург.

Вы даже не представляете с каким подъемом мы завершали работу. Это же просто чудо, при полном разрыве матки спасти и маму, и ребеночка! Это была героическая победа всей нашей бригады!

Делитесь историей с друзьями – пусть тоже верят в чудеса!

Эта история случилась в роддоме… Мы считаем этот случай победой всей нашей бригады…